?

Log in

No account? Create an account
Внимание

elhombresombro

Правила хорошего Антона

Мясо, виски, гейм-дизайн, спорт и секс


Внимание
elhombresombro

Интервью курганской прессе

Некоторое время назад я публиковал аудиозапись этого интервью. Сейчас перед вами окончательная журналистская версия:

Около года назад на книжных полках Курганских магазинов появилась книга «Избранник Пентакля » Антона Вильгоцкого, написанная в жанре приключенческого фэнтези и являющейся пилотной книгой цикла "Хроники Схарны". На днях московский автор популярного жанра посетил наш город Курган. Сэру Вильгоцкому удалось совместить приятное с полезным, а именно: проведать своих родственников и дать интервью нашей газете .

- Добрый день, Антон! Я слышала, что Ваша жизнь - это сплошные переезды из одного города в другой. Расскажите нашей читающей публике немного о себе.

- Да, на самом деле, моя жизнь очень тесно связана с самыми разнообразными городами, каждый из которых в определенный период сыграл свою неповторимую роль. Родился я 14 июня 1980 года в Ростове-на-Дону. В первый класс пошёл на Камчатке, одиннадцатый закончил на Кубани, часто посещал Петербург – жил там едва ли не годами. Теперь живу и издаюсь в Москве. Как видите, география очень обширная.

- Насколько я знаю, писать вы начали еще в раннем детстве. Что побудило Вас взяться за перо?

- Ещё в возрасте 16 лет я решил, что буду зарабатывать деньги литературой, но – писать стану только такие книги, которые мне самому хотелось бы почитать. Так в 2008 году вышел мой дебютный роман "Избранник Пентакля», открывающий серию под названием «Хроники Схарны". Успех книги был неожиданным для многих, в том числе и для самого автора - роман стал одним из лидеров продаж и занял седьмое место в ТОП-100 выпустившего его издательства "АЛЬФА-КНИГА" за декабрь 2008 года. А в 2009 году было опубликовано продолжение "Избранника" - роман "Зло не дремлет".

– Значит, это не легенда, что писательским делом можно заработать себе на хлеб с маслом?

Не легенда, верно. Только: нужно много и качественно работать, плюс найти себе надёжных и честных партнёров. Начинающих авторов подстерегает множество "подводных камней". От незнания тонкостей издательского бизнеса могут возникнуть самые фантастические домыслы. Ещё автор часто находится в зависимости от случайных факторов: редактор заболел или ушёл в отпуск, а заместителя у него почему-то нет. Всякое может быть.

- Давайте поговорим о начинающих авторах. Что можете им посоветовать, ведь путь дебютантов так сложен и тернист?

- Самое важное: не стоит зацикливаться на каком-то одном конкретном издательстве. Нужно рассылать свои произведения в как можно большее количество специализировающихся на издании книг организациям. Если ждать пока ответят в одном издательстве, и только потом отсылать в остальные, то можно так просидеть в безвестности всю жизнь. Получится как в сказке про разбитое корыто. В официальной информации сказано, которую можно найти на сайтах издательств, сказано, что рукописи рассматриваются в течение двух-трёх месяцев, но на самом деле, ожидание может затянуться на несколько лет. Даже если материал будет рассмотрен в указанный издательством срок (что достаточно редко у нас бывает) и будет одобрен редактором отдела, это не значит, что можно заказывать туш оркестру и угощать всех шампанским. Потому что до публикации может пройти еще от нескольких месяцев до двух лет. А может случиться и так, что с вами заключат договор, заплатят гонорар, а книга так и не будет издана. Конечно, если человек работает только ради денег, то ему будет всё равно. Сейчас очень интересное время идёт. Время различных технологий, новшеств. У нас есть Интернет, и он очень помогает подготовить публику к новым веяниям. Долгое время мои литературные произведения были известны лишь пользователям Сети. Количество читателей на разнообразных литературных ресурсах к настоящему времени превышает 100000 человек. И эта цифра очень весома и значима.
Из собственного опыта могу сказать - огромная ошибка всех начинающих авторов состоит в том, что они пытаются опубликовать то, что пишут для души. Это, конечно, стоит рано или поздно публиковать, но начала карьеры таким образом не выйдет. Бывают исключения, но они только подтверждают правило. Посылая гениальные стихи в издательство, которое занимается только детективной литературой, можно даже забыть об ответе и не проверять почту. Стихи могут быть превосходными, но их всё равно никто не издаст.

- Значит, можно говорить о существовании издательского бизнеса?

- Конечно. Но многие люди просто не знают, как и для чего он существует. Думают, что достаточно написать хорошую умную книгу и все – тебя издадут и примут с распростертыми объятиями в компанию «мастеров высокого искусства». Но это не так. Авторам прозы, не вписывающейся, к примеру, в рамки основных книжных серий, приходится прикладывать много усилий, чтобы остаться на плаву. Поэтам приходится еще тяжелее. Я через все это прошел, поэтому знаю, о чем говорю.
Издатели, может быть, и хотели выпустить все эти гениальные творения, но если они будут заниматься только этим, то очень быстро зачахнут и обанкротятся. Поэтому на минимум 10 коммерческих книг приходится одна некоммерческая.
Я тоже, когда мне было 19-20 лет, пытался пристроить свои рассказы, которые не имеют ничего общего с тем жанром, которым я занимаюсь сейчас. Коммерческая литература, массовая литература – вовсе не значит плохая. «Гарри Поттер» – это тоже коммерческая книга, но превосходно написанная. Если человек к чему-то стремится, то нужно в определенный момент пойти на компромисс с огромным многоглавым драконом по имени «Издательский Бизнес».

- Итак, Ваш совет начинающим авторам...

- Мой совет начинающим авторам заключается не в том, чтобы окончательно и бесповоротно закрыть дверь в прошлое и заниматься исключительно коммерцией, а в том, чтобы просто не чураться этого.

- Что вы можете сказать про творчество современных писателей? Таких как Коэльо, Мураками, Донцова…

Коэльо - это конечно не великая литература. В целом неплохая. Он автор красивых сказок, в которые просто не веришь. Мураками – он на порядок выше, но тоже не мессия. Коэльо-манию я мог бы сравнить с тем, как многие увлекаются культом Ошо, хотя уж это учение – полная ерунда.

- А как же творчество Донцовой?

- Если говорить о столь примитивных книжках, как романы Донцовой, то это никогда не станет не то что высоким искусством, но даже просто хорошим. Когда всё начиналось (я тоже тогда читал ее первые книги), это было достаточно даже интересно. Но только поначалу. Дело в том, что когда из романа в роман повторяется одно и тоже, то это не становится интересным, а наоборот, отталкивает. А у Донцовой практически всегда на главную героиню постоянно обрушиваются дальние родственники, бомжи, беспризорные дети, бездомные собаки, попугаи, крокодилы, за которыми приходится ухаживать, всюду опаздывая при этом, тратя время, нервы и деньги... Это скучно. Я прочитал книжек пять. И во всех было одно и тоже. Это первое. А во- вторых, что меня окончательно оттолкнуло от этого автора, так это открытое использование матерных слов. Есть, конечно, неформатная литература с применением таких слов, где они вполне оправданы. У Донцовой же, если в первых книгах, где предполагался мат, ставились три точки, то в дальнейшем, более позднем творчестве, этих точек уже нет. И это в книге, которая не имеет никакого отношения к неформатному жанру! Самые настоящие грязные ругательства! И это режет глаз. И действует отталкивающе.

- А мат - это значит плохо?

- Я не считаю, что мат это уж совсем плохо, но его не стоит употреблять везде и повсюду. Есть же, всё-таки, множество синонимов, есть, в конце концов, те же многоточия.

- Что тогда для Вас великая литература? Кого из современных писателей поставили бы в один ряд с творцами прошлых столетий?

- Возможно, кому-то это покажется странным, но упомянутого уже «Гарри Поттера» Джоан Роулинг. И еще Патрика Зюскинда можно поставить на одну полку с классиками. Вообще, много кого, но если сейчас начать всех вспоминать – голова треснет.

- Ваши книги написаны в популярном ныне жанре фэнтези. Но так ли он популярен?

- Скорее, один из самых популярных. Я думаю, что детективы и боевики имеют несколько большую любовь читателей.

- Говорят, что увлечение фэнтези в большей степени характерно для подростков.

- Не сказал бы. Например, когда появилась моя первая книга, я пришёл в магазин, и первый человек, который держал моего «Избранника Пентакля» в руках, была женщина лет 60-ти, а может, и старше. Мы с ней даже немного пообщались. Я еще подумал, может, она не в тот отдел забрела, спросил: «Вы любите фэнтези?», и она мне ответила, что очень любит и всегда старается покупать новинки.

- А можно задать столь нескромный вопрос, каков гонорар за напечатанную книгу?

- Вот эту информацию я озвучивать не стану. Традиционно, издательство в договоре прописывает, что все финансовые отношения между редакцией и автором являются коммерческой тайной. У меня в договоре такой строчки нет, но на будущее просто не хочу, чтобы мои потенциальные новые издатели могли предположить, что я способен раскрыть конфиденциальную информацию. Могу сказать одно: гонорар за книгу - это самая большая сумма, которую я единовременно зарабатывал. Но есть один нюанс. Если б она поступала каждый месяц, то автор вполне мог почувствовать себя на месте среднего московского менеджера, скажем. Это очень неплохо. В российской провинции можно было бы жить королем. Но! Книги пишутся долго, издаются еще дольше, и, в общем, от начала работы над произведением до получения гонорара может пройти около года. Поэтому начинающему автору не стоит думать, что он быстро станет богат, как Абрамович. Но тут уж кому как повезёт. Новичка тоже могут издать сразу очень большим тиражом. Такое случается.

- Не могла не спросить, а каковы ваши творческие планы на будущее?

- Не стоит, наверное, говорить о моих новых проектах как о планах, потому что они на данный момент находятся в стадии реализации. В настоящее время готовятся к публикации три новых книги: "Кровавый медальон" (дополненная и улучшенная версия первых романов), "Зачарованные тропы" (третья часть "Хроник Схарны") и “Лавка ужасов”.

- Будем с нетерпением ждать Ваших новых работ. Спасибо за уделённое внимание и интересную беседу.

Анжелла Мышь

(Интервью записано в декабре 2009 года)

promo elhombresombro october 14, 2014 17:33
Buy for 50 tokens
Если вы хотите, чтобы о ваших товарах или услугах мгновенно узнавали тысячи людей - обращайтесь ко мне. Более 10 лет работая в медиа-сфере, я отточил мастерство создания рекламных текстов до такой степени, что если людям не сказать, что они видят перед собой рекламу, то они ни за что не догадаются…

Внимание
elhombresombro

Интервью для "Мира Фантастики"

В конце прошлого года я познакомился с коллегой-журналистом Кириллом, который предложил мне дать интервью для журнала "Мир Фантастики". К сожалению, в настоящий момент связь с Кириллом потеряна, и я не знаю, было ли интервью опубликовано. В любом случае, получилось оно достаточно живым и интересным, так что - приятного вам чтения)))

Фэнтезийные миры… Какие только напасти не поджидают их, благодаря авторской воле: и нашествия всевозможных темных тварей, и сражения, и проклятья. Главным героям не лучше. То и дело приходится подправлять улыбки упырям да разбрасывать по закоулочкам клочки шерсти оборотней и волколаков… Но бывает, что и персонажи могут вставить веское словцо. Борланду, главному герою цикла «Хроники Схарны» Антона Вильгоцкого, стало тесно в дебютной книге «Избранник Пентакля». Поэтому вслед за первым романом появился второй – «Зло не дремлет». Как это случилось, а также о том, что ждет Схарну дальше, МФ узнал у самого писателя, сдобрив эту информацию вопросами о жизни и творчестве.

– Вы этнический немец. Расскажите немного о своих корнях.

– Мы, Вильгоцкие, немцы настолько «ославянившиеся», что даже сами долгое время не подозревали о своем подлинном происхождении. Все дело в том, что сближение со славянской линией произошло задолго до того, как мои предки оказались в России. Началось все с перебравшегося жить в Польшу германца по фамилии Вильготт. Его потомки, сообразно местной традиции присвоения фамилий, стали называться Вильготскими. Один из них – мой дед по отцовской линии, считавшийся уже поляком в энном поколении – переехал в СССР. При получении паспорта фамилия вновь претерпела изменения – уже окончательно. Жену он себе нашел среди немцев Поволжья. Так появились Вильгоцкие. Впрочем, и род Вильготских на постсоветском пространстве тоже существует. Думаю, многие из людей, носящих ту или иную из этих фамилий, являются моими дальними родственниками.
Тот дед, что был выходцем из Польши, ушел из семьи довольно рано – я, кстати, вообще никогда его не видел. Долгое время мы сами считали себя в большей степени поляками, чем немцами. Пока, что называется, не «дошло», что Will Gott – это чистейший немецкий язык, а приставка «ский», превратившаяся в России в «цкий» – результат того давнего «транзита» через Польшу. После этого осталось только покопаться в разрозненных, разбросанных по стране семейных архивах.
Но могу сразу сказать, что происхождение для меня – это не знак отличия. Я родился и вырос в России, всю жизнь говорю и пишу по-русски. Немецкий, кстати, так и не выучил.

– Происхождение повлияло на ваше творчество?

– В определенной степени – да. Когда я разобрался в тонкостях этого самого происхождения, то стал изучать германскую культуру, в том числе – и эпос, который больше известен в мире как скандинавский, хотя первоисточником послужили как раз верования древнегерманских племен. Эти легенды произвели на меня довольно-таки сильное впечатление. Кое-что просочилось и в книги. Впрочем, думаю, каждый третий автор фэнтези, в какой-то мере опирается на этот культурный пласт.
В большей степени, думаю, на творчество повлияла современная немецкая музыка – gothic-rock и industrial. Многое из написанного мной было создано как раз под впечатлением от нее. И даже образы некоторых героев списаны с реально существующих немецких музыкантов. В частности, прототипом для барда Феликса из «Хроник Схарны» послужил вокалист группы «Crematory» Феликс Штасс.

– Вы выбрали фантастику, фэнтези и мистику потому, что предпочитаете те жанры, которые требуют от писателя по-настоящему сильного воображения. Сами любите фантазировать с детства? Кто-нибудь играл роль в развитии вашего воображения?

– Да, конечно, всё началось в детстве. В конце 80-х, когда в Союз хлынул поток разнообразной развлекательной продукции с Запада. Наша семья жила тогда на полуострове Камчатка. Это Дальний Восток, туда и сейчас большинство американских товаров попадает раньше, чем в прочие регионы. Фильмов это тоже касалось. И мои первые упражнения в литературе начались как раз после просмотра одного из них – «Властелина Вселенной» с Дольфом Лунгдреном. Начал писать фантастический боевик о жизни расы сверхлюдей на другой планете.
Что касается влияния родных… Да, отец, бывало, сочинял фантастические истории специально для меня. Я постоянно просил придумать что-нибудь новое. А когда ему это надоело, начал сочинять сам.

– Вы пишете песни для своей группы. Расскажите о ней подробнее. Когда увлеклись музыкой? И какие направления предпочитаете?

– Группа называется «Божественная Трагедия». Играем готику во всех ее проявлениях: gothic-rock, industrial, darkwave, EBM, психоделику. В своем нынешнем виде данный проект существует немногим более года, а до этого я в качестве вокалиста был участником нескольких других коллективов. Пою в разных направлениях. Вообще, моя писательская карьера в некотором роде является следствием увлечения музыкой – в определенный момент я решил, что буду зарабатывать литературой деньги на развитие группы. Потом вошел во вкус, и писательство в моей жизни вышло на передний план. Но, хоть сейчас я и не уделяю музыке так много времени, как хотел бы, эти два направления моей деятельности неразрывно связаны друг с другом.

– Вы – журналист. Расскажите, с какими изданиями сотрудничаете и как давно начали журналистскую деятельность.

– В журналистике я оказался, опять-таки, из-за своей тяги к сочинительству. Правда, на этот раз – по настоянию родителей, поскольку сам хотел пойти учиться на актера или на психолога. Поступив на журфак, я довольно быстро понял: все, чему здесь могут меня научить, я и так умею. И сделал все возможное, чтобы меня отчислили. Родители снова загнали меня в университет, но и на второй год история повторилась. Сейчас, спустя почти двенадцать лет, я понимаю, что поступил правильно. Сама по себе работа в журналистике часто приводит к зашоренности сознания, а если человеку еще и вбивают пять лет подряд какие-то догмы в голову…
Так что, в профессии я руководствуюсь не установкой «меня так учили», а принципом «так будет правильно». Это одна из причин того, что в последние годы я занимаюсь исключительно профильными направлениями – освещением событий мира рок-музыки, компьютерных игр и «темных» направлений искусства. Редактору музыкального журнала не приходится доказывать, что интервью с той или иной зарубежной группой нужно изданию. А вот начальник какой-нибудь массовой еженедельной газеты запросто может сказать: «Я их не знаю, значит, никто их не знает». Много где довелось потрудиться. Попробовал себя и на радио, и на телевидении. Печатным же изданиям, с которыми я работал, счет идет на десятки. Первая публикация была в 1999 году, в легендарной петербургской газете «Пять углов». Она, к сожалению, закрылась в связи с кризисом.

– Перейдем непосредственно к писательской деятельности. Когда и как почувствовали потребность написать художественное произведение?

– Это сейчас, в последние несколько лет, можно говорить о некоей «потребности». Идеи, образы, диалоги приходят так быстро и в таком количестве, что я иногда начинаю побаиваться за свое психическое здоровье. Они буквально требуют выхода. Стоит не прикасаться к бумаге и ручке всего один день – и я уже начинаю чувствовать себя неуютно, будто, скажем, на поезд опоздал.
Раньше все было иначе. Тогда это была не потребность, а, скорее, желание. Как, например, человек может захотеть съесть апельсин, а через несколько минут – расхотеть. Так что еще в начале XXI века я мог месяцами не писать ничего, кроме статей, и прекрасно при этом себя чувствовал. Теперь такого уже нет. В настоящее время это – как вы, верно, подметили – именно потребность.
Первыми с моим творчеством ознакомились родители и другие члены семьи. Правда, они довольно долго не верили, что я смогу чего-то добиться. Этот стереотип присущ многим людям – мало кто способен вспомнить о том, что почти каждый писатель когда-то не был никому известен и начинал с низов.

– У вас вышли два романа трилогии в жанре фэнтези. Расскажите, как возникла идея «Хроник Схарны».

– Да, на сегодняшний день написано три романа этого цикла, два из них изданы, но «Хроники Схарны» – не трилогия. Чтобы полностью, в деталях, логично отобразить на бумаге весь существующий замысел, нужно как минимум шесть книг. Возможно, придется сжать историю до четырех томов, поскольку я предполагаю, что издательства могут не захотеть работать с масштабной серией. Что ж, если так, то последние две книги станут невероятно толстыми. Но история все равно будет рассказана до конца и во всех подробностях.
Идея создать такой цикл возникла после того, как был опубликован первый роман. Он имеет закрытый финал, лишь с небольшим намеком на продолжение. Изначально, кстати, я планировал написать всего три книги о приключениях Борланда. В таком случае все это вряд ли называлось бы «Хроники Схарны», поскольку основное внимание было сконцентрировано на главном герое, без сквозной сюжетной линии. Потом мысли стали развиваться в другом направлении, и в конечном итоге я понял: все должно быть совсем не так, как я изначально планировал. Можно сказать, мир, описанный в «Избраннике Пентакля», продиктовал мне собственные условия.

– Сколько времени прошло с первой искорки-задумки до последней точки в рукописи?

– Первые три главы «Избранника» были написаны осенью 2002 года. Я не возвращался к этой книге шесть лет, но в течение пары весенних месяцев 2008-го дописал ее. У меня было некое предчувствие, что именно это произведение поможет выйти из тени. Так оно и произошло. Кроме того, в черновых набросках географические названия, а также имена героев и богов, так сказать, «рабочие», и некоторые из них были совершенно невыразительны. Поэтому, вернувшись к работе над книгой, я внес довольно много изменений, но сюжетной линии они почти не коснулись.

– В какие издательства отправляли рукопись?

– В списке были «Эксмо», «АСТ», «Азбука», «Гелеос» и, конечно же, «Альфа-Книга», в которой потом и вышел роман, поскольку это издательство первым пошло на контакт. Хотелось бы, конечно, сразу издаться в «Эксмо», но дебютантам довольно редко так везет.

– Начать сотрудничество с «Альфа-Книгой» получилось с первого раза?

– Нет. Несколькими годами ранее я отправлял туда «Чудовище во мраке», но безрезультатно. У этой книги вообще очень сложная судьба. Ее действие происходит в Америке, и все герои американцы. В начале 90-х такую книгу можно было, в принципе, довести до типографии. Но в наши дни подобные вещи у издателей спросом не пользуются. Вновь предлагал ее «Альфе», уже после подписания договора на выпуск «Избранника», но редакторы сказали, что роман, в котором даже нет ни одного русского персонажа, издавать не будут.

– Что почувствовали, когда узнали, что книга выйдет?

– Почувствовал себя так, будто перестал быть узником Азкабана.

– Вообще, в успех верили с самого начала?

– В целом – да. Но бывали моменты, когда я на стенку лез от безысходности, потому что понимал: обстоятельства, вопреки расхожему мнению, очень часто могут быть сильнее человека.

– Что почувствовали, увидев томик со своей фамилией на прилавке книжного магазина?

– Вот в этот миг каких-то особых чувств не было. Для меня это стало свершившимся фактом в момент, когда я только узнал, что книга выйдет. То есть, потом началось ожидание уже совсем иного рода. Это можно сравнить, например, с любовным свиданием. Есть вариант, когда ты гадаешь, придет девушка или нет. И есть другой – когда точно знаешь, что она придет, и осталось только скоротать время до ее появления.

– Можно в двух словах о сути недоразумения с издательством?

– Мне предложили закончить «Хроники Схарны» на третьей книге. В силу обстоятельств, о которых я упоминал выше, такой вариант возможным не представляется. Поэтому я предпочел прекратить сотрудничество с этим издательством.

– Как вы к этому относитесь с философской точки зрения? Сделали выводы из ситуации?

– Больше всего меня удивляет то, что причины, на которые ссылается издательство, не соответствуют реальному положению дел. «Избранник Пентакля» стал в декабре 2008 года одним из лидеров продаж, вторую книгу читатели оценивают выше дебюта. Вывод можно сделать такой: издательство заняло позицию, напоминающую modus operandi российской судебной системы, которая не признает себя способной совершить ошибку.

– На ваш взгляд, какой отклик получили две вышедшие в свет книги?

– Мне попадаются разные отклики, и большинство из них положительные. Встречаются, конечно, и резкие, но их гораздо меньше. А также откровенно издевательские – но с ними, думаю все ясно, их отправляют люди, которым просто нечем больше заняться.
Забавный факт – положительные отзывы на «Избранника» писали в основном люди, купившие бумажную версию. Ругали преимущественно те, кто прочитал пиратский скан из Интернета. Позже я понял, почему. Однажды у меня в компьютере сломался жесткий диск, после чего пришлось переустановить Windows, потеряв при этом все данные. И, чтобы иметь на руках собственный текст, я скачал его с пиратского сайта. Выяснилось, что человек, осуществлявший сканирование, сделал это настолько небрежно, что в итоге там не только в некоторых фразах слова местами поменялись, но и целые абзацы пропали. О знаках препинания я промолчу. Понятное дело, что такой «книге» высокую оценку не поставишь.

– Сейчас готовятся к изданию «Кровавый медальон», «Зачарованные тропы» и «Лавка ужасов». С каким издательством заключен контракт? И как скоро книги обретут читателей?

– Речь идет об издательстве «Эксмо», но контракты еще не заключены. Произведения прошли рассмотрение в отделах фантастики («Кровавый медальон», «Зачарованные тропы») и современной прозы («Лавка ужасов»), были одобрены редакторами, и уже несколько месяцев я ожидаю решения руководства издательства. Когда именно придет окончательный ответ, и, что главное, каким он будет, я не знаю. Да, романы «готовятся к изданию», как студент готовится к экзамену, но у меня пока нет абсолютной уверенности в том, что экзамен этот закончится для них благополучно.

– В работе сейчас «Некромант из провинции». На каком этапе этот роман?

– Он уже завершен и отправлен в издательство. Кстати, по этой книге я начал вести переговоры еще до окончания работы над ней. Редактору отдела фантастики «Эксмо» Игорю Минакову замысел романа показался вполне достойным. Кстати, причиной тому, что «Некромант» вообще возник на горизонте, стала как раз история с «Альфа-Книгой». Я решил пока отдохнуть от «Схарны» и написать нечто в совершенно ином ключе. А так, эта задумка могла пролежать на полках моего «склада памяти» еще очень долго.

– В чем «изюминка» этой книги?

– Работая над романом, я постарался сделать все возможное, чтобы создать как можно более достоверный текст. Чтобы читатель реже вспоминал о том, что держит в руках фантастическое произведение. Чтобы у него возникло впечатление истории, написанной по мотивам реальных событий.
Еще одной «изюминкой», пожалуй, можно назвать то, что в книге использованы описания подлинных ритуалов из арсенала Темной магии.

– Безусловно, конфликт с издательством неприятен. Изменилось ли Ваше мнение насчет писательского труда? Намерены ли до конца идти по этой ниве?

– Конфликт на самом деле не столь уж неприятен, как может показаться со стороны. Я беспокоился об этом лишь пару недель в середине лета 2009-го, потом пошел по новому пути.
А показаться может всякое – например, что я пытаюсь заработать скандальную известность, публикуя в ЖЖ подробные отчеты об этой ситуации. Но это не так. Нигде и никогда вы не найдете у меня самовосхвалений, призывов бросить все дела, стремглав нестись в магазин за моими книгами, и так далее. Всего лишь приглашаю читателей ознакомиться с моим творчеством. Кому-то нравится, кому-то нет – как и у любого другого писателя.
Не совсем понимаю, что в данном случае значит «идти до конца». Это не война, не какое-то противостояние, это вещь совсем иного порядка. Не думаю, что я способен отказаться от писательской деятельности. Но и ограничиваться ею тоже не собираюсь. Надеюсь, у меня будет достаточно времени и возможностей, чтобы явить миру не только книги, но и фильмы, спектакли, музыкальные альбомы и компьютерные игры своего авторства.

Беседовал Кирилл Смородин.

P. S. В тексте упоминается возможность сотрудничества с "Эксмо" - интервью было записано до того, как я отозвал свои рукописи из этого издательства.

Внимание
elhombresombro

Очередное интервью, посвящённое "Лавке ужасов"

Здесь...