August 31st, 2011

promo elhombresombro october 14, 2014 17:33
Buy for 50 tokens
Если вы хотите, чтобы о ваших товарах или услугах мгновенно узнавали тысячи людей - обращайтесь ко мне. Более 10 лет работая в медиа-сфере, я отточил мастерство создания рекламных текстов до такой степени, что если людям не сказать, что они видят перед собой рекламу, то они ни за что не догадаются…
Внимание

Дорога Джона Карпентера

Как вы, скорее всего, уже знаете, один из классиков хоррор-кинематографа, Джон Карпентер, принял решение вернуться к жанру ужасов после десятилетней паузы. Ну, точнее сказать, к полнометражному хоррору – он ведь успел за это время принять участие в работе над сериалом «Мастера ужасов» - и участие не последнее. Для своего камбэка режиссер выбрал сценарий Майкла и Шона Расмуссенов под названием «Палата» - историю о девушке, которая попадает в таинственную психиатрическую клинику, лишенная воспоминаний о своей прошлой жизни.

«Это была первая интересная возможность, которая появилась у меня с 2001 года, - сказал режиссер. – Ограниченные визуальные средства, ограниченное пространство, совсем небольшая актерская труппа… Это было нечто, что я вполне способен был сделать, и я подумал, что все это будет очень весело».
Карпентер взял паузу в кинопроизводстве после фильма 2001 года «Призраки Марса». Тогда режиссер сказал, что он «перегорел».
«Я по-настоящему устал от создания фильмов, - заявил он. – Я подумал: «Мне нужно остановиться на какое-то время, я не могу больше этим заниматься». И публика согласилась со мной. Стоп».
Но остановиться он не смог. Его тянуло обратно – рассказывать истории с большого экрана. И к ужасу, который Карпентер называет «универсальной эмоцией, которую может почувствовать человек».
«Каждый человек в любой стране, каждый, у кого есть человеческие чувства, испытывает те же страхи, что и все остальные. Все мы – братья и сестры во страхе, - говорит режиссер. – В том, что касается реакции аудитории, хоррор с легкостью преодолевает международные барьеры. Иногда комедии не могут этого сделать. Некоторые драмы невозможно адекватно перевести. Но хоррор, страх – они универсальны».
Свой путь к пониманию этой истины Джон Карпентер начал еще в детском возрасте. Вдохновляясь малобюджетными ужасами и научно-фантастическими фильмами 1950-х (а также вестернами Говарда Хоукса и Джона Форда), Карпентер уже в восемь лет снимал на восьмимиллиметровую домашнюю кинокамеру короткометражные фантастические фильмы с названиями, весьма характерными для той эпохи: «Месть колоссальных чудовищ», «Гордон – космическое чудовище!», «Горго против Годзиллы», «Нападение из космоса» и «Чародей из далекого космоса».
Первый полнометражный фильм, автором которого выступил Джон Карпентер, также был посвящен «космической» тематике. Речь о картине 1974 года «Темная звезда», над которой Карпентер работал в соавторстве с другим будущим грандом кинохоррора, ныне, к сожалению, уже покойным – Дэном О’Бэнноном. Фильм, повествующий о приключениях команды пилотов космического корабля под названием «Темная звезда», вошел впоследствии в топ-50 лучших научно-фантастических фильмов за всю историю кинематографа. Учитывая тот факт, что этот же фильм являлся и дипломной работой Карпентера, мы можем констатировать, что этот режиссер начал весьма и весьма резво – что называется, «с места в карьеру».
«Темная звезда» дала «зеленый свет» на производство следующего фильма Карпентера – культового (в случае с этим конкретным режиссером данный термин может применяться особенно часто, но злоупотреблять, все же, не хотелось бы) «Нападения на 13-й участок». Получив от инвесторов сто тысяч долларов и карт-бланш на съемку любой истории, какую он только пожелает, режиссер приступил к созданию напряженного боевика про ночной штурм уличной бандой полицейского участка в Лос-Анджелесе…
Но все это была, так сказать, «пренатальная стадия», предшествовавшая рождению одного из величайших художников ужаса – ведь в те годы Джон Карпентер еще не снимал хоррора. И только в 1978 году он поставил фильм, ставший как поворотным моментом в его собственной карьере, так и своеобразным «пилотным выпуском» целого нового жанра в индустрии киноужасов. А имя этого жанра было – слэшер…
Даже сегодня, спустя более, чем тридцать лет после своего выхода на экраны, знаменитый «Хэллоуин» - фильм уже не просто «культовый», а классический – не выглядит чем-то «нафталиновым» или «заплесневелым». Сегодня Карпентера модно обвинять в шаблонности. Но помилуйте – ведь тогда, в 1978-м, он многие из этих самых шаблонов сам и создал! Точнее, шаблонами-то они стали уже потом, после того, как по мировым экранам пронеслась волна подражаний, создатели которых стремились повторить успех «Хэллоуина».
Им было к чему стремиться: потраченная на фильм незначительная по меркам Голливуда сумма в $325 тыс. обернулась мировыми кассовыми сборами в размере семидесяти миллионов долларов, то есть – бюджет картины окупился более чем в 215 раз. А поначалу ни одна из крупных кинокомпаний Голливуда даже не хотела прокатывать этот фильм, сомневаясь, что он вообще будет иметь успех. К слову сказать, лента Карпентера, будучт выдвинутой на соискание премии «Сатурн» в категории хоррор-фильмов, так и осталась тогда без наград. Зато впоследствии она нередко включалась в число самых страшных произведений за всю историю кинематографа.
Отдельной строкой стоит упомянуть о музыке из фильма: знаменитой Halloween Theme. Как известно, музыку ко многим своим кинопроизведениям Джон Карпентер написал сам. Но только центральная музыкальная тема из «Хэллоуина» завоевала такую же популярность, как и сам фильм. Ее часто можно встретить на страницах пользователей социальных сетей. Ее также часто сэмплируют музыканты, работающие в жанре хоррор-электро. Например, американская команда God Module, в репертуаре которой есть песня “Orange and Black”, основанная как раз на фрагменте из “John Carpenter’s Halloween Theme”.
Некоторые из последователей были весьма успешны, и Карпентер вполне мог бы продолжать успешно разрабатывать открытую им жилу, которая, как известно, иссякла еще нескоро. Но бесконечно переснимать один и тот же фильм режиссеру было неинтересно. И он начал искать новые способы донести до мира свои идеи – да, собственно говоря, начал искать и новые идеи тоже.

Стоит отметить, что уже тогда, в начале восьмидесятых, Карпентер начал тяготеть к более, что называется, «официальному» кинематографу: зрелищным приключенческим лентам, рассчитанным на более широкую аудиторию и, соответственно, более крупную кассу, нежели ужасы. Скользя взглядом по его фильмографии, можно проследить развитие следующей тенденции: после успеха очередного своего ужастика, Карпентер начинал «облегчаться», постепенно подплывая к этим границам – и в результате выдавал нечто с претензией на коммерческий блокбастер. Но претензиям не суждено было осуществиться – и после провала очередного «пробного шара» Карпентер возвращался в хоррор, где делал порой несколько шедевров кряду – будто бы наверстывая упущенное, доказывая миру, что порох в пороховницах у него еще есть.
Так, после «Хэллоуина» им были созданы два телефильма – триллер «Кто-то наблюдает за мной» и биографическая драма «Элвис». За ними последовал фильм ужасов «Туман» - выдержанный в классической традиции «готических» хорроров, но по большому счету, нудноватый. А спустя еще один год, в 1981-м, Карпентер предпринял первую попытку штурма больших экранов с лентой, не имеющей отношения к жанру ужасов. Ею стал фильм «Побег из Нью-Йорка» - постапокалиптический боевик с участием Курта Рассела. Действие этой картины разворачивается в 1997 году (однако, любимая дата голливудских адептов постапокалиптики!). Президент США попадает в руки бандитов после аварии вертолета над территорией Манхэттена, превращенного в запретную зону. Бывший преступник, Снейк Плискен должен за двадцать четыре часа освободить его из плена.
Но большим хитом «Побег из Нью-Йорка» не стал. Забегая вперед, скажем, что этого не случилось ни с одним из «не-ужасных» фильмов Карпентера. Кинокритики считают, что он всегда пытался соревноваться со Стивеном Спилбергом – но в то время, как фильмы последнего один за другим расходились на цитаты и порождали узнаваемые во всем мире типажи, блокбастерам, которые пытался делать Карпентер, ни разу так не повезло.
Чего нельзя сказать о его ужастиках. Так, после «Побега из Нью-Йорка» (который хоть и окупил свой бюджет в пятикратном размере, но даже близко не подошел к успеху «Хэллоуина») Карпентер снял подряд два из самых выдающихся хоррора восьмидесятых: «Нечто» (1982) и «Кристину» (1983). В фильме «Нечто» впервые обозначилась философская доктрина, которую в творчестве этого режиссера можно назвать главной (поскольку впоследствии он обращался к ней еще несколько раз).
В документальном фильме 2009 года «Американские кошмары» об этой идее сказано так: «в начале 80-х создатели фильмов ужасов стали искать монстров уже не в закоулках Вселенной, а внутри самого человека». И пускай чудовище, бесчинствующее в «Нечто», имеет, все же, внеземное происхождение – оно способно прикинуться кем угодно, с кондачка не отличишь. А вот когда выведешь его на чистую воду, или повернешься к нему спиной – тут-то оно и материализуется в нечто такое, что ты пожалеешь о дне, когда родился на свет…
Многие рассматривают данный фильм лишь как римейк более раннего «Нечто» 1951 года. На деле это не совсем так. Карпентер предложил зрителям новую трактовку знаменитого рассказа Джона Кэмпбелла «Кто идет?». Трактовку, ориентированную в большей степени не на саспенс (хотя и его в данной картине предостаточно), а на шокирующие визуальные эффекты – которые для своего времени стали, пожалуй, наиболее страшными и новаторскими. Возможно, кстати, именно это и оттолкнуло от фильма широкие слои публики – все-таки, зрелище это далеко не для слабонервных. К тому же, премьера «Нечто» совпала с выходом на экраны знаменитого «Инопланетянина» Стивена Спилберга. Американские зрители предпочли видеть в космическом пришельце доброго друга, а не ужасного и смертельно опасного врага. В итоге «Нечто» собрало в американском прокате… меньше денег, чем было потрачено на создание фильма. Это был первый крупный коммерческий провал Джона Карпентера.
Этот провал помешал ему стать режиссером фильма «Воспламеняющая взглядом» по одноименному роману Стивена Кинга. Такое предложение поступило от студии Universal вскоре после того, как была завершена работа над «Нечто». Но последовавший за этим крах в прокате отпугнул воротил кинобизнеса куда больше инопланетного монстра, и Карпентера заменили на Марка Лестера. Но, по иронии судьбы, его следующей лентой все равно стала экранизация Кинга – «Кристина», с младых ногтей известная всем истинным фанатам хоррора история об ожившей машине-убийце. «Кристина» несколько подсластила пилюлю от предшествовавшего ей поражения и получила россыпь лестных отзывов от кинокритиков. Но сам Карпентер позже признавался, что снял этот фильм лишь потому, что это было единственное предложение, которое подвернулось ему в то время.
Ну а что дальше? Очередная попытка «почувствовать себя Спилбергом» и снять фильм для очень широкой аудитории. Фантастическая мелодрама «Человек со звезды» с Майклом Дугласом в кресле продюсера и Джеффом Бриджесом в главной роли. Этот фильм явил собой разительный контраст с предыдущими работами Карпентера – он был настоящей фантастической сказкой в духе если не самого Спилберга, то одного из его ближайших протеже – Роберта Земекиса. Джефф Бриджес получил за роль в «Человеке со звезды» номинации на «Оскар» и «Золотой глобус», также на «Глобус» номинировалась звуковая дорожка авторства Джека Ницше.

Вдохновившись успехом «Человека со звезды», продюсер фильмов о Супермене, Илайя Залкинд, предложил Карпентеру стать режиссером детской сказки «Санта Клаус». Тот взял сутки на размышление и уже на следующий день представил список своих требований: полный контроль над производством и монтажом, право вносить поправки в сценарий и участвовать в создании музыкального сопровождения, обязательное участие актера Брайана Деннехи в роли Санта Клауса, ну и пять миллионов долларов гонорара. Команда Залкинда была шокирована такими запросами и предпочла отозвать свое предложение.
Но следующий фильм Джона Карпентера все равно был не слишком традиционен для человека, в котором все уже привыкли видеть создателя атмосферных ужастиков. «Большой переполох в маленьком Китае» - фильм, совместивший в себе сразу несколько популярных жанров: фэнтези, боевик, мелодрама, комедия, приключения… а при желании можно даже элементы хоррора в нем отыскать. Кино получилось великолепное, но, к сожалению, зритель конца восьмидесятых оказлся не готов такое переварить. Что обернулось сокрушительным провалом в прокате: сборы в Соединенных Штатах составили меньше половины бюджета фильма.
Позднее фильм был растаскан на цитаты, причем достаточно специфические. Многие из его персонажей в слегка измененном виде начали победное шествие по миру видеоигр. Помните Рэйдена, Фуджина, Шанг Тсунга из знаменитого файтинга Mortal Kombat? Так вот, это не кто иные, как Молния, Дождь и Ло Пан из «Большого переполоха». И это далеко не все заимствования.
Но, как бы там ни было, а тогда, в 1986 году прокатная судьба фильма оказалась весьма незавидной. И после этого Карпентер некоторое время вынужден был сражаться за финансирование для своих фильмов. Он вернулся в малобюджетный хоррор и снял еще два прекрасных фильма ужасов – «Князь Тьмы» и «Чужие среди нас». Во втором из них вновь всплыла тема зла, таящегося внутри человека. Строительный рабочий Джонни Нада, найдя необычные солнцезащитные очки, открывает ужасающую тайну: мир оккупирован отвратительными пришельцами, которые живут среди нас, маскируясь под людей. А самое страшное – живут они не только среди обычных людей, но и среди власть имущих…
Оба фильма оказались довольно успешными, и Карпентер, что называется, взялся за старое. То есть – попытался создать суперзрелищный фильм, который сделал бы его вторым Спилбергом. Но, хоть создать кино подобающего уровня, как всегда, получилось, коммерческий результат оказался еще более плачевным, чем обычно. Фантастико-приключенческая комедия «Исповедь невидимки» собрала в прокате почти вчетверо меньше своего бюджета.
Карпентер снова вернулся в хоррор. Сначала он поставил на телевидении превосходный кинокапустник «Мешки для трупов», в котором и сам блистательно исполнил роль рассказчика-патологоанатома. Впрочем, там ему ассистировал другой классик кинохоррора – Тоуб Хупер.

Возвращение Карпентера на большой экран состоялось в 1995 году, когда режиссер выпустил фильм «В пасти безумия». Этой картине была уготована та же судьба, что и многим из предыдущих работ Карпентера: культовый статус среди поклонников хоррора, но при этом – ничтожные кассовые сборы. На этот раз, возможно, причина зрительского отторжения была заключена в чрезмерной «заумности» фильма. Ведь в данной своей работе Карпентер вышел на философский уровень, достойный Федерико Феллини или Микеланджело Антониони. «В пасти безумия» - своеобразный трактат о природе страха, о природе работы со страхом. Неудивительно, что он остался непонятым массовым зрителем.
Ну а дальше началось нечто вовсе уж несуразное. Уже не только потенциальные блокбастеры, но и ужасы его авторства либо проваливались в прокате, либо собирали сущие гроши. На протяжении всех 90-х только два фильма Карпентера – «В пасти безумия» и «Вампиры» - сумели собрать немногим больше своего бюджета. Очередной боевик, «Побег из Лос-Анджелеса», к этому даже не приблизился. Впрочем, этот фильм и снят был, скорее, «по инерции», будто работая над ним, Карпентер уже и сам понимал, что дело дрянь…
То же самое можно сказать и о его первом и последнем фильме двухтысячных – «Призраках Марса». Эту картину не спасло даже участие молодых «звезд» Айс Кьюба и Джейсона Стэтхема. Очередной коммерческий провал.
Вот тогда-то Джон Карпентер и понял, наконец, что некоторые повороты судьбы изменить невозможно, как ни старайся. Итогом стала пауза протяженностью в десять лет, в течение которой Карпентер снял лишь два эпизода сериала «Мастера ужасов». Словно по иронии судьбы, эти короткометражные фильмы получились настолько мощными и глубокими, что могли бы, пожалуй, стать одними из величайших хитов, будь они выпущены для широкого экрана. В особенности это касается «Сигаретного ожога», в котором вновь затрагивается тема зла, таящегося внутри человека. На этот раз оно не имеет внешнего происхождения, но ему нужен внешний раздражитель – загадочный фильм «Абсолютный конец света», после просмотра которого люди сходят с ума, сводят счеты с жизнью или начинают убивать друг друга. Нечто похожее происходило и с читателями книг Саттера Кейна из «В пасти безумия».
С внутренним злом мы в очередной раз сталкиваемся и в «Палате». Теперь ему не нужны даже внешние раздражители – теперь это чистое зло, сокрытое внутри человека и пытающееся прорваться наружу…
Итак, бегло проанализировав биографию Джона Карпентера, мы можем увидеть, что, несмотря на все достижения, его режиссерская судьба достаточно трагична. Но при этом, будучи Козерогом по гороскопу (а это – самый упрямый знак Зодиака), Карпентер поднимался ровно столько же раз, сколько падал, и всякий раз пытался преодолеть недостижимую высоту. Набивал шишки сам, но, как правило, дарил замечательные фильмы всем любителям хорошего кино.
Что показательно – вскоре он снова попытается исполнить свою мечту. Уже на этот год запланирована премьера нового фильма Карпентера «Бунт», где в главной роли занят не кто иной, как Николас Кейдж. А это значит – очередная претензия на мегаблокбастер, очередная попытка пробиться в первый эшелон Голливуда. Что из этого выйдет?
Поживем – увидим.

Изображение - savepic.org — сервис хранения изображений