Антон Вильгоцкий (elhombresombro) wrote,
Антон Вильгоцкий
elhombresombro

Atrocity (из архива Dark City). Часть 2

- Как давно вы начали писать материал для ‘Okkult’?

Торстен: «Мы сочинили и записали все песни в нашей собственной штаб-квартире Mastrersound, после двух лет собирания идей для музыки и концепции. В конце концов, продюсером группы является сам Алекс, и это позволяет нам быть полностью свободными и независимыми в наших музыкальных задумках. Мы взяли столько времени, сколько нам было нужно для написания материала, и к концу этого периода подошли с большим количеством песен, из которых отобрали нужное число для альбома. Почти все, что звучит на ‘Okkult’ – это ручная работа, что придает альбому очень естественный и грязный звук. Саунд на ‘Okkult’, по моему мнению, по-настоящему фантастичен. Мы потратили много времени и сил, создавая различные звуковые компоненты. Моя цель как гитариста состояла в том, чтобы выстроить сильный и интенсивный, но в то же время очень прозрачный саунд, так что вы можете расслышать все детали моей игры. Бок о бок с супер-тяжелыми барабанами, гитарами и вокалом, вы можете услышать как на альбоме играет оркестр Lingua Mortis. Запись оркестра – единственное, что было сделано не в студии Mastersound, а в Белоруссии, под руководством Виктора Смольского. Мы также привлекли к работе над альбомом саунд-дизайнера фильмов ужасов Кэти Хэллидэй (фильмы цикла «Пила»). Она привнесла очень атмосферные, ужасающие звуковые ландшафты. Что мне нравится в продакшене – так это то, что все здесь в одно и то же время очень прозрачно, мощно и динамично. Песни брутальные и иногда очень быстрые, но в то же самое время у них имеются припевы, которым вам захочется подпевать. Это – кое-что, чего современному экстрим-металу порой остро не хватает».

- Итак, Atrocity сейчас заряжены энергией сделать трилогию ‘Okkult’. А не собираетесь ли вы создать еще одну трилогию – на основе уже существующего диптиха ‘Werk 80’? Не думалось ли, например, о том, чтобы сделать его логическое продолжение – ‘Werk 90’, с тяжелыми каверами на евродэнс-песни девяностых: Ace of Base, Dr. Alban и так далее?

Алекс: «В настоящее время мы очень сконцентрированы на ‘Okkult’, но кто знает – может быть, в будущем мы снова сделаем что-нибудь, похожее на ‘Werk 80’».

- Состав вашей группы много раз менялся, и вы также много экспериментируете со своим саундом. Не кажется ли вам, что все это может в конце концов привести к потере идентичности как группы?

Алекс: «Atrocity – не «типичная метал-группа», которая выпускает по альбому в год, но звучит при этом всегда одинаково, меняя только названия дисков. Так некоторые команды поступают. Я также знаю группы, у которых большие проблемы с этим, они застряли в своем саунде, они хотят быть более креативными, но не могут… потому что их поклонникам это может не понравиться. Я думаю, что Atrocity – другие, и фэны это прекрасно знают. Вот почему мы постоянно преподносим сюрпризы.
Но я также считаю, что у нас всегда есть определенный постоянный саунд, даже если мы выпускаем в корне отличающиеся друг от друга альбомы и комбинируем различные стили. За этим всегда стоит одна и та же группа: мой голос, гитары… музыканты те же самые! Просто у них более широкий спектр видения. Я думаю, если взглянуть на моих старых кумиров – Pink Floyd – или других наших кумиров – Элвиса, The Beatles – эти артисты постоянно делали разные альбомы, обращались к различным стилям. Для них не было никаких правил и ограничений, а сегодня вдруг появились какие-то «правила метал-музыки», и это мне не по душе. Я своими глазами видел, как зарождалась музыка дэт-метала в Германии, и если кто-то скажет мне, что должны быть какие-то правила, то я отвечу: “Fuck you!”. Простите за грубость, но это было бы правильно. Нет никакого «Закона метала», метал и есть закон. Таково мое восприятие музыки.
Возвращаясь к вышеупомянутому ‘Werk 80’ – когда мы сделали его в 1997-м году, это была абсолютно сумасшедшая идея – поместить классические танцевальные хиты в метал-аранжировки и выпустить под маркой Atrocity. Никто не мог сказать, что это будет успешной затеей, но мы сказали – ладно, мы это сделаем. И получилось очень хорошо. Это самый продаваемый альбом у нас.

- Алекс, ты женат на известной певице Лив Кристин. Не сложно ли жить нормальной семейной жизнью, имея под одной крышей двух гастролирующих музыкантов?

Алекс: «Нет, с этим нет вообще никаких проблем. Я очень рад, что у меня есть возможность совмещать музыкальное творчество и семейную жизнь. Мы с моей женой стали настоящими экспертами в составлении графиков и планировании. Вместе с другими членами группы мы планируем для каждого расписание гастрольной работы и повседневной жизни для каждого из нас. Музыка – это моя жизнь, после семьи, конечно. Сочинять песни и записываться в нашей собственной студии Mastersound, выпускать альбомы, давать концерты для всех наших фэнов во всем мире – это прекрасно, и мы делаем это с сердцем и с душой, однако все это подразумевает чертовски много работы, включая множество бессонных ночей, когда время поджимает. Так же и для Лив, творчество и страсть к музыке – это сила, которая стоит за ее артистической работой, также как благодарность по отношению к ее публике по всему миру. Лив – лучшая жена, которая только могла бы у меня быть – мы дополняем друг друга и, я думаю, вместе мы можем горы свернуть. Самая лучшая вещь, которая случилась в нашей совместной жизни – это когда мы стали родителями.

- Ты упомянул о том, что клип на песню “Blut” снимался в Трансильвании. Ты часто там бываешь? Может быть, ездишь туда, чтобы проникнуться нужным настроением для создания песен?

Алекс: «Это была довольно забавная история. Когда мы сидели вместе, ко мне пришла первая музыкальная идея – я начал слышать в своей голове эту потрясающую мелодию “Blut”, и я был восхищен – в моем сознании возник масштабный пейзаж с горами, и я сказал, что это должно происходить в Трансильвании или каком-нибудь похожем месте. Потом, в середине работы над песней, я сказал, что нам нужно подыскать место для съемок клипа – и мы приехали туда в середине зимы. Было очень холодно, наверное, вы в России можете это себе представить. Мы сбились с пути, поскольку там не было никаких указателей, и все было покрыто снегом. Мы приехали в совершенно другое место! Неожиданно басист Крис Люкхауп – который родился там и жил лет до шестнадцати – сказал: «Алекс, я знаю это место, мы едем не туда, мы где-то в Карпатских горах». Я открыл дверь машины и вышел… и, черт возьми, это было как раз то, что я себе представлял, когда придумал эту песню! Он звал меня обратно в машину, говоря, что мы заехали за двести километров в сторону от места, куда направлялись. Я сел в машину и включил “Blut”, и все поняли, в чем дело, и чувствовали себя так, как будто сам Дракула нас под…бал!».

- В 90-е годы ходили слухи, что вы поддерживаете нацистов…

Алекс: «Слухи ходили, но мы не поддерживали. Мне даже пришлось разбить гигантскую свастику прямо на сцене во время выступления на Wacken Open Air, чтобы развенчать эти сплетни. А возникли они потому, что мы играли с группой Unkles, участники которой были в то время скинхедами. Они изменились с тех пор, а тогда были просто подростками. В Германии эта группа продала тысячи альбомов, выступала на разогреве у AC/DC, Rolling Stones… Они поют по-немецки, но не являются нацистами. В общем, в то время мы знали, что какая-то часть публики чувствует себя не в своей тарелке».

- Но все же, на многих сайтах утверждается, что вы придерживаетесь крайне правых взглядов…

Алекс: «Действительно? Ну, первый раз, когда я уничтожил свастику, был в 1989-м, за семь лет до Вакена… так что я делал это не единожды. Я также сделал это на фестивале Dynamo Open Air – через два года после Вакена. Когда мы записали наш второй альбом, Toddessensucht, это был первый раз, когда немецкая группа использовала название на немецком языке. Так что, я думаю, что знаю, откуда растут корни у всех этих слухов и сплетен. Мы не хотели, чтобы в США этот альбом выходил с переведенным названием. Я настаивал на том, чтобы оно осталось на немецком. Но что общего у этого факта с нацизмом? Почему кто-либо на Земле не имеет права использовать на альбоме свой родной язык?».

- Что-нибудь еще хотите добавить?

Алекс: «Я хочу сказать спасибо за то, что вы приглашает нас в вашу великую страну, где мы играем фантастические концерты! Русские фэны потрясающие и очень верные. Мы этого никогда не забудем.

- Что пожелаете своим верным фэнам?

Торстен: «Мы надеемся вновь вскоре вернуться в Россию и сыграть для вас. И спасибо вам за то, что вы такие особенные!».

Алекс: «Надеюсь, скоро снова увижу вас со сцены! Присоединяйтесь к нашей охоте за сокровищами и найдите золотой CD!».

- Спасибо за интервью!

Признаюсь честно – я обалдел после этой беседы. Все-таки, у меня было совсем другое представление об Алексе Крулле и группе Atrocity, никогда бы не заподозрил, что они настолько погружены в мистику, эзотерику и тайную историю человечества. Да, кстати – не каждый день случаются интервью, из которых узнаёшь что-то новое для себя – до этого разговора я ровным счетом ничего не знал о Карин Ла Вуазен, шотландском замке Фиви и древней ведьме Эрикто. Так что, со своей стороны я даже дважды готов поблагодарить Алекса за это интервью – за сам тот факт, что оно состоялось, и за то, что он рассказал столько интересных познавательных вещей.
Tags: dark city, metal, Германия, метал, музыка
Subscribe

promo elhombresombro october 14, 2014 17:33
Buy for 50 tokens
Если вы хотите, чтобы о ваших товарах или услугах мгновенно узнавали тысячи людей - обращайтесь ко мне. Более 10 лет работая в медиа-сфере, я отточил мастерство создания рекламных текстов до такой степени, что если людям не сказать, что они видят перед собой рекламу, то они ни за что не догадаются…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments