Антон Вильгоцкий (elhombresombro) wrote,
Антон Вильгоцкий
elhombresombro

Category:

Из архива Classic Rock. Джими Хендрикс + Джим Моррисон!



Когда несколько наиболее талантливых «звезд» своей эпохи встретились на сцене небольшого нью-йоркского клуба, небольшой джем вскоре перерос в полномасштабную разборку с разбиванием бутылок между Джими, Джимом и Дженис.
Текст: Джонни Блэк
Перевод: Антон Вильгоцкий

Конец 60-х был зарей эпохи сотрудничества суперзвезд. Но на каждых Blind Faith или Crosby, Stills & Nash приходились дюжины пьяных сценических импровизаций с участием рок-н-ролльных звезд первого ранга – импровизаций, которые впоследствии завалились за диван музыкальной истории.
Одним из наиболее позорных случаев стал мимолетный союз Джими Хендрикса и Джима Моррисона на сцене принадлежавшего Стиву Полу хипповского нью-йоркского клуба The Scene весной 1968-го, в то время как среди зрителей присутствовала Дженис Джоплин. Мир и любовь не были центральной темой повестки дня – и то, что могло стать встречей титанов духа на высшем уровне, обернулось хаотичной дракой, которая закончилась тем, что Джоплин разбила бутылку об голову Моррисона…

Лестер Чемберс (вокалист, The Chambers Brothers): Мы были постоянными резидентами клуба Cheetah, расположенного всего в нескольких кварталах на Бродвее. После того, как мы заканчивали свое выступление в Cheetah, то шли в Steve Pauls Scene. Можно было выйти на улицу, пройти четыре-пять шагов – и вы были в клубе. Это было маленькое помещение, рассчитанное максимум на сотню человек, так что вы смешивались в толпе со всеми, кто там был: Джон Леннон, Джонни Уинтер, Бадди Майлс. Если Дженис Джоплин была в городе, то она тоже приходила в клуб. Эл Купер из Blues Project также часто бывал там.

Эл Купер (гитарист/органист, The Blues Project): Когда заканчивались поздние концерты, официантки начинали убирать со столов, а участники ночных джемов собирались в грим-уборных. Ничего не подозревающие платежеспособные клиенты оплачивали свои счета и уходили в ночь – тут-то и начиналось самое интересное. Мы медленно появлялись из-за кулис, как летучие мыши в ночи, и заполняли сцену.

Лестер Чемберс: На этой сцене только шесть человек могли поместиться так, чтобы им еще и удобно при этом было. Если она становилась чересчур густонаселенной, иногда музыканты занимали небольшое пространство перед сценой или сбоку от нее.

Эл Купер: Хендриксу это нравилось. Он появлялся там чаще всех, всегда со своей гитарой и бобинным магнитофоном Nagra в охапке. Он быстренько устанавливал этот магнитофон рядом с собой и записывал каждую импровизацию, в которой участвовал.

Дэнни Филдс (публицист, Elektra Records): Я работал на Elektra, что значило работать на Джима Моррисона, но мы с ним не ладили. В мои профессиональные обязанности входило, помимо прочего, приглядывать за Джимом, поскольку всюду, где он появлялся, начинались неприятности. Я знал, что в тот вечер он был в The Scene – а Джими Хендрикс всегда был там. И я был тинейджером, преклонявшимся перед Дженис, так что я знал, что она тоже была в тот вечер в клубе.

Сэм Эндрю (гитарист, Big Brother And The Holding Company): Мы провели много вечеров в The Scene, заваливаясь туда всякий раз, как мы играли в Нью-Йорке. В ту ночь они просто импровизировали с общеизвестными мелодиями, особенно с блюзовыми. Я никогда на таких мероприятиях долго не задерживался, потому что это по-настоящему трудно – получить подобающий саунд, когда ты работаешь с незнакомым усилителем и прочим оборудованием.

Лестер Чемберс: В группу, которая сформировалась в ту ночь, как я помню, входили Рэнди Хоббс, Бобби Петерсон и Рэнди Зерингер, все из The McCoys. Не помню, чтобы кто-то еще играл на гитаре, но обычно, когда на эту позицию заступал Джими, никто другой этого не делал.

Майкл Джей Уэбер (зритель): Когда Моррисон появился, выглядел он явно перебравшим. Бог знает, чего именно он перебрал, но он разговаривал очень невнятно, было заметно, что он сильно пьян или обдолбан. Если Джим хотел, он мог превратиться в очень отвратительного персонажа. Он был очень прямолинейным. Но такими в то время были все. Джими очень отличался от Моррисона. Вокруг него распространялась приятная атмосфера. Он был очень скромным и выдержанным. Когда он разговаривал с женщинами, то оставался столь же спокоен. Моррисон же был очень груб, он мог запросто ляпнуть все, что только взбредало ему в голову.

Сэм Эндрю: Джим вразвалочку подошел к месту, где сидели я и Дженис, и, безо всякого повода, просто дернул ее за волосы. Она и так уже была настроена довольно резко по отношению к нему, поэтому она ударила его бутылкой ликера Southern Comfort, и бутылка разбилась. Это было прямо как сцена из какого-нибудь водевиля.

Дэнни Филдс: Я не знаю, с чего и когда началась ненависть Дженис к Моррисону. Но если при ней вы упоминали о Джиме, она говорила: «А, этот мудак». Она не собиралась мириться с тем, что считала его инфантильным, отвратительным, грубым поведением – когда бы ни сталкивалась с этим. Она не давала ему спуску.

Лестер Чемберс: Когда Моррисон поднялся на сцену, мы услышали его голос. Он пару раз произнес: «Охо-хо». Он был настолько пьян, что ему пришлось держаться за микрофонную стойку, чтобы устоять на ногах, и при этом он выкрикивал: «Оооооо!», «Вааааааа!», «Ауиииии!». В один из моментов Хендрикс сказал: «Дамы и господа, вы слышите голос легендарного Джима Моррисона».

Рик Дерринджер (гитарист, The Maccoys): Джими записал на магнитофон всю сцену, которая разыгралась между ним и Джимом Моррисоном. Джими играл и записывал свою игру в ту ночь, как обычно. На нем была одна из его знаменитых шляп, маленькая ковбойская штука.

Майкл Джей Уэбер: Джими уже играл, когда Моррисон упал на колени и начал изображать, будто делает Хендриксу минет. Он вел себя очень развязно и непристойно.

Дэнни Филдс: Итак, Моррисон обхватил руками ноги Джими и стал кричать: «Я хочу пососать твой член!». Он кричал очень громко. А Хендрикс все еще пытался играть. Но Моррисон не был намерен дать ему это сделать. Это была бездарная демонстрация попытки «украсть сцену» - такие вещи Моррисон очень любил. И в конце концов, Дженис, которая сидела в дальнем конце комнаты, увидела, что происходит и внезапно появилась около сцены, с бутылкой в одной руке и бокалом в другой.

Сэм Эндрю: Я на самом деле не видел, как Моррисон ползал на коленях перед Джими, но у Дженис было обостренное чувство справедливости, и она не могла допустить, чтобы кто-то самоутверждался за счет другого или пытался украсть шоу, как это делал Моррисон. Она будто бы превратилась в строгую школьную учительницу – и намеревалась преподать кое-кому урок правильного поведения.

Дэнни Филдс: Дженис подошла и ударила Джима бутылкой по голове, а потом вылила на него содержимое своего бокала. Потом все трои сцепились, рухнули вниз и начали кататься по полу – прямо как когда в мультфильмах показывают драку. Я клянусь, от этого комка отлетали клочки, и его окутывало облако пыли, как если бы они катались в пересохшем русле реки. Куча битого стекла, пыли и поваленных гитар. Много пыли, а также перьев, клочков сатина и кожаной одежды летало в воздухе вокруг.

Сэм Эндрю: Я думаю, Дженис просто хотела заставить его перестать вести себя как мудак. Если бы он вышел на сцену и спел песню, это было бы прекрасно, но мы все слушали Джими, а он отвлек нас от этого.

Дэнни Филдс: Естественно, это кончилось тем, что всем троим пришлось покинуть клуб. Моррисон пострадал сильнее всех. С каждым были водители и тур-менеджеры, а также там были ребята из клуба, чьей обязанностью было следить за порядком. Парни из команды Дженис примчались, чтобы помочь ей. Не задавая вопросов, они просто разняли их, после чего всех вывели наружу и развезли по их гостиницам. Хендрикс был частью «семьи» The Scene, поэтому ребята из клуба помогли ему. Ну а Моррисон подавал тревожные сигналы с самого момента, как появился там. Он вел себя, как вылезший из канализации бомж.

Лестер Чемберс: Я не припомню, чтобы между Джими и Джимом была драка. Я слышал, как они ругались, но клуб был по-настоящему маленьким, и там было очень жарко. В нем не было кондиционера, так что для того, чтобы подышать воздухом и освежиться, нужно было выйти на улицу.

Лестер Чемберс: Это не прервало музыкальный вечер. После того, как Джим и Дженис ушли, мы продолжили играть.

Дэнни Филдс: После того, как The Scene закрылся в четыре утра, люди двинулись в смешной маленький домик Стива в Челси. Сидели там и слушали пластинки а потом, в конечном итоге, все разошлись. Там был круглосуточный кофе-хаус поблизости, рядом с которым часто можно было видеть Джими, сидящего с чашкой кофе в пять или шесть утра.

ЧТО БЫЛО ДАЛЬШЕ?

Клуб The Scene закрылся спустя восемнадцать месяцев после той катастрофической драки с участием Хедрикса, Моррисона и Джоплин, пав жертвой одного из многочисленных недружелюбных визитов местных гангстеров. Последнее шоу, с участием Sha Na Na, превратилось в настоящее побоище. Рик Дерринджер из The MacCoys вышел на более крупный уровень, выпустив ряд сольных хитов в 70-е. 18 сентября 1970-го Джими Хендрикс умер в Лондоне, захлебнувшись собственными рвотными массами. В течение следующих десяти месяцев Дженис Джоплин и Джим Моррисон также умерли. Всем троим было по 27 лет.
Tags: XX век, classic rock, США, музыка, развлечения, рок, шоу-бизнес
Subscribe

promo elhombresombro october 14, 2014 17:33
Buy for 50 tokens
Если вы хотите, чтобы о ваших товарах или услугах мгновенно узнавали тысячи людей - обращайтесь ко мне. Более 10 лет работая в медиа-сфере, я отточил мастерство создания рекламных текстов до такой степени, что если людям не сказать, что они видят перед собой рекламу, то они ни за что не догадаются…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment